Академический советник: Виктор Вахштайн      Тема года 2017–2018: социальная мобильность      
Изменение восприятия библиотеки после обновления

Тема года:
Социальная мобильность

Изменение восприятия библиотеки после обновления

Тема года:
Социальная мобильность
Поделиться:
Fb Vk Yt

проблема

Последние несколько лет в России продолжается активный процесс реновации библиотек. В Москве масштабная библиотечная реформа продолжается с 2013 года, и за это время многие столичные библиотеки стали позиционироваться как навигаторы по информационному полю, многофункциональные центры для культурного досуга и неформального образования. Реновация происходит и в библиотеках других российских городов: изменениям подвергаются как публичные,
так и профессиональные библиотеки. Эта реформа не только влечёт
за собой масштабные работы по обновлению материальной составляющей (дизайн, зонирование пространства, техническое оборудование),
но и приводит к потенциальному изменению взаимодействия между библиотекой и её пользователями.

Многие вопросы, связанные с последствиями реновации библиотек, остаются открытыми:
— Повлияла ли трансформация библиотек на изменение количества
и состава пользователей библиотеки?

— Изменились ли способы пользования библиотекой для разных групп пользователей? Появляются ли новые незапланированные (на уровне проектирования) практики пользования библиотеками?

— Изменилось ли пользовательское восприятие библиотеки после
её обновления и если да, то как? (в нашем исследовании мы сосредоточились именно на этом вопросе).

гипотезы

  1. В обновлённых библиотеках происходит или рефрейминг, или фреймирование
  2. На это влияют или смысловые, или материальные факторы

Что мы сделали?

Теоретической основой нашего исследования стала теория Ирвинга Гоффмана,
где фрейм выступает в качестве контекста, позволяющего субъекту оценить как себя вести, как воспринимать реальность, в которую он погружён.
Фрейм выступает в качестве схемы репрезентации ситуации или её определения.
Фрейм репрезентирует контекст и определяет ситуацию, а также маркирует среду
её протекания.

Чтобы ответить на исследовательский вопрос, мы собрали около 30 интервью как с теми, кто принимал участие в реновации, так и с самими посетителями библиотек. Кроме того, мы составили шесть карт наблюдений, фиксирующих, чем и как часто занимаются
в новых зонах пользователи.

Какие результаты мы получили?

В течение полевого этапа работы мы обратили внимание на любопытные случаи, которые происходили в библиотеках, подвергшихся реновации.
В одной из профессиональных библиотек открылся круглосуточный зал. Через некоторое время технический персонал сообщил о студентах, которые принимают душ
в уборных. Новый режим работы библиотечного зала позволил некоторым студентам буквально приспособить его под «круглосуточное посещение» и «постоянное местообитание».

В той же библиотеке есть другое обновлённое пространство — исследовательский зал.
В нём появились прозрачные кабинки для индивидуальных занятий. 
Так в университетской библиотеке неожиданно стали заниматься школьники с репетиторами; студенты же оказались вытеснены из привычного учебного пространства. Это создало идеальную почву для исследовательских сюжетов
с последующим столкновением социальных групп.

Интервью и наблюдения позволили нам описать этапы реноваций, выделить события, происходящие
в обновлённом пространстве библиотек, выяснить
их локализацию, составить системы фреймов для публичных
и профессиональных библиотек.

Благодаря интервью с пользователями были выделены события, подлежащие интерпретации пользователями (например, практики и реакция на практики других пользователей наших информантов), триггеры — материальные и смысловые маркеры, позволяющие пользователям интерпретировать события и, наконец, сами фреймы.

Благодаря триггерам, позволяющим пользователям интерпретировать те или иные события, происходящие в библиотеках, можно составить системы фреймов, характерных для обновлённых библиотек: как для публичных, так и для профессиональных.

Например, событие «чтение лекции преподавателем» в зале библиотеки связывается пользователем с такими триггерами, как «кабинки для свободной работы», что позволяет фреймировать пространство как «лекционный зал
или коворкинг».

К примеру, в университетской библиотеке — там, получается, есть кабинки для совместной работы, и тут же стоят компьютеры для... ну, когда ты один работаешь. Это очень некомфортно, когда хочешь сосредоточиться на своих делах, а тут рядом какой-то преподаватель проводит лекцию, истерично орёт на студентов, тут ещё и студенты шумят, ходят, хохочут.

Дарья, 23 года

Системы фреймов

Для публичных и профессиональных библиотек: офис, коворкинг, интернет-кафе, фотостудия, олдскульная библиотека, копи-сервис, столовая, клуб по интересам, релакс-зона.

Только для публичных: детская площадка, музей.

Только для профессиональных: общежитие.

этапы изменений, происходящих
в библиотеке

— оцифровка картотечных каталогов;
— зонирование освободившегося пространства;
— наполнение материальной составляющей исходя из интенций заказчиков;
— «медовый месяц» (заказчик доволен результатом, а пользователи фреймируют измененное пространство так, как это было задумано при реновации);
— рефрейминг и первые несоответствия.

Таким образом в результате нашего исследования были:

1. Выделены этапы реновации, где оцифровка картотечных каталогов освобождает пространство, которое подвергается наполнением новой материальной составляющей,
а уже она приводит к появлению новых фреймов.

2. Интерпретация пользователями происходящих событий и их описание, позволяет выявить системы фреймов в публичной и университетской библиотеках.

3. На фреймирование событий в библиотеке влияет логика материального.


Аналитический отчёт об исследовании.

Команда

Артюшина Ирина
Москва
Беляев Ярослав
Беляев Ярослав
Томск
Мирау-Останина Юлия
Мирау-Останина Юлия
Новокуйбышевск
Саркисян Нелли
Саркисян Нелли
Ростов-на-Дону
Смирнова Кристина
Смирнова Кристина
Москва
Тема года:
Социальная мобильность
Поделиться:
Fb Vk Yt